За кулисами юбилейной “Джазовой провинции”

Воодушевившись фильмами «Бёрдмэн» и «Одержимость», корреспонденты «P.S. — 5 сов» решили сделать репортаж из-за кулис события под названием «джазовый концерт». Всё вышло не так, как ожидали «совы». Вместо курящих людей, громко говорящих по телефону менеджеров и вечно ничего не успевающих гримёров и музыкантов на двадцатой «Джазовой провинции» в воронежской филармонии журналисты увидели другую картину…

Сегодня, 3 ноября, в программе – выступления оркестра имени Олега Лунгстрема и белорусской группы “Apple Tea”. Концерт проходит в филармонии, здании старинном и небольшом. «Сов» впускают в него со служебного входа. Приходится ждать, пока заберет милая девушка, по всей видимости – администратор. Мы и впоследствии ходили везде только за ней, потому что суровая охрана не желала видеть в филармонии посторонних.

Небольшие коридоры и скромные гримёрки буквально источают запах кофе. На часах 18:40 — ещё двадцать минут до начала концерта. Из-за двери одной гримёрки слышны звуки саксофона, кто-то в коридоре травит байки про Хрущёва, кому-то нужно ведро, пара человек одновременно говорит по телефону. Нормальная, рабочая обстановка.

Комната перед сценой забита стульями и чехлами от музыкальных инструментов. Мы поднимаемся за кулисы, смотрим на пока ещё пустую сцену. Всё пространство за музыкантами выкрашено в чёрный цвет. Скорее всего, этот нестандартный ход как-то связан с постановкой света.

Так как места везде действительно немного, нас просят перебраться в холл, чтобы не мешать выходу оркестра на сцену. Тем временем в парадной собираются зрители. Кто-то обсуждает предстоящее выступление оркестра, кто-то стоит в одиночестве и рассматривает висящие на стене фотографии музыкантов. Запах кофе не покидает нас и здесь.

Наконец раздаются три заветных звонка, и мы снова перебираемся в узенькие проходы закулисья. Главный плюс нашего положения в том, что музыканты находятся буквально в двух — трёх метрах. Видно их лица, мимику, жесты — всё это недоступно для взгляда обычного зрителя. Артисты превращаются из «кукол» в реальных людей. Они смеются, шутят прямо во время выступления Конечно, если у них есть на это время и это не их партия.

Хотя звук направлен на зал, а нам остаются лишь вибрации барабанных установок, атмосфера – «Jazz». Ребята, стоящие рядом с нами, отбивают ритм, хлопают и пританцовывают.

К нам подходит девушка в изысканном синем платье. Это Анна Бутурлина, признанная отечественная джазовая певица. Руки у артистки дрожат от напряжения — видно, что волнуется. Продюсер что-то шепчет ей на ухо, и Анна уже переступает с ноги на ногу, хлопает в ладоши, будто разогревается перед выходом на ринг. Мгновенье, и она выходит радовать воронежских слушателей.

После выступления Анны ловим её в гримёрке:

– Скажите, есть ли какое-то различие в том, как встречает иностранная публика, как принимают в России?

– Сравнивать аудиторию, на мой взгляд, не совсем правильно. Российская публика, которая приходит на джазовые концерты, всегда подготовлена. Это не просто люди с улицы, которые мимо проходили и решили заглянуть на огонек. А у иностранных слушателей другой уровень восприятия джаза. Немного больше в нём разбираются, немного больше любят.

Приезжают ребята из “Apple Tea”. Журналисты окружают Игоря Сацевича, художественного руководителя и композитора белорусской команды. Свет, камера, мотор: Игорь отвечает на вереницу вопросов, касающихся белорусской джазовой музыки. И произносит, на наш взгляд, главную фразу этого вечера: «Когда ты занимаешься любимым делом — это и есть счастье».

Александр БУЛУТ

Фото Надежды ШИШОВОЙ
Постоянная ссылка