Джаз как чудо: интервью с Леонидом Винцкевичем

В ближайшую субботу, 27 апреля, в Воронеже состоится концерт Леонида и Николая Винцкевичей. Мероприятие пройдет в рамках «Джазовых сезонов» и станет настоящим праздником для всех ценителей яркого и звучного джаза.

Леонид Винцкевич – блестящий пианист, заслуженный артист России, вдохновитель и арт-директор всенародно любимого фестиваля «Джазовая провинция» рассказал 36on.ru о предстоящем концерте, развитии музыкальной культуры в России и источниках своего творчества.

– Расскажите о программе предстоящего концерта. Как она готовилась, что услышат зрители?

– Мы будем играть современную музыку – то, что называется contemporary music. Здесь есть и элементы современной классики, фольклора, безусловно, джаза. В чем-то музыка продиктована современными ритмами – от фанка до рока. Нужно учитывать, что инструмента всего два – рояль и саксофон. Насколько все получится – судить зрителям.

– Работать в дуэте с сыном сложно? В спорных моментах за кем последнее слово?

– Я могу сказать, что работать в дуэте, с одной стороны – сложно, с другой – просто. Когда работаешь в дуэте, есть всегда пространство для импровизации. В ситуации, когда на сцене три, пять человек или это биг-бэнд, то многое из музыкального материала должно быть зафиксировано, а дуэт – огромное поле для свободного музицирования. Однако есть и сложность. Она состоит в том, что, если по каким-то причинам у одного из музыкантов нет того состояния, которое назывется вдохновением, то в таком случае могут быть и провалы. В дуэте нет возможности за кем-то спрятаться.

Говоря о сыне, я рад сложностям, рад тому, что он имеет достаточно определенные воззрения на музыку. Николай уже имеет довольно точные взгляды на то, что хотел бы видеть в своем творчестве.

Я уверен, что любая творческая составляющая должна объединять в себе и точные воззрения, и индивидуальности. Но чтобы получился результат, партнеры обязательно должны идти на компромисс ради целого и этому стоит учиться всю жизнь ради того, чтобы сумма результата была больше, чем индивидуальность каждого.

Что касается спорных моментов, то здесь последнее слово за тем, кто имеет более яркое и точное представление о том, что должно быть. Именно такой является наша практика.

– Не так давно вышел альбом Николая Vive L`Аmour, записанный с известными зарубежными музыкантами. Вы принимали в нем непосредственное участие. Как оцениваете работу?

– Я оцениваю альбом пятью звездами потому что, во-первых, мне стало ясно, что Николай умеет писать красивые мелодии – этому невозможно научиться в консерватории, это – то, с чем надо родиться. В мире это большая ценность.

В данном случае я могу с уверенностью сказать, что он сделал серьезный шаг, после которого о нем можно говорить, как о состоявшемся музыканте.

В американских хит-парадах песни из альбома входили в пятерку лучших. В Германии альбом был назван одним из трех самых достойных альбомов уходящего года среди молодых музыкантов по версии экспертной программы Jazzrock TV. Так или иначе, альбом был оценен и в Европе и в Америке, а если учесть, что он создавался без рекламных вложений, то я могу сказать, что он занял достойное место в музыкальном мире. То, что Игорь Бутман издал этот альбом – тоже показатель, так как в компании у Бутмана не бывает случайных музыкантов.

– Чем отличается работа с российскими музыкантами от работы с коллегами из других стран?

– Одно наблюдение – первое – все музыканты из Европы и Америки, с которыми мне приходилось работать, пытаются выполнить задачи, которые ты ставишь перед ними. Второе – у них нет болезненного отношения при обсуждении проблемных ситуаций, все воспринимается как должное.

Никто из приглашенных музыкантов, причем игравших и в Карнеги-холл, и в венской Гранд-опера, когда ставишь перед ними задачи сделать так, как ты слышишь, не воспринимает это как оскорбление. Все понимают, что собрались для того, чтобы получилось максимально хорошо. Может мне просто так везло с партнерами? Возможно. Далеко не всегда так получалось у меня с нашими музыкантами.

– Каковы главные требования к музыкантам, с которыми работаете вместе?

– Можно сказать коротко – при профессионализме музыкант должен иметь страсть и любовь к тому, что делает. Должен быть влюблен в свое дело. Меня всегда поражают музыканты-коллеги, готовые тратить последние силы для того, чтобы получился максимально качественный результат.

– Как оцениваете государственную политику в сфере музыкальной культуры? Чувствуете ли перемены в последние годы? Есть ли положительные тенденции?

– Говоря о политике в сфере музыкальной культуры, я могу сказать, что либо она отсутствует, либо засекречена. Я считаю, что это колоссальные недоработки сегодняшнего дня и глубоко убежден, что в стране, где не обращают внимания на культуру, музыкальную в том числе, будут большие недоработки по всем направлениям. Хотелось бы верить, что мы в этом плане не все потеряли.

Говоря о позитивных тенденциях, последний Совет при Президенте по культуре и сама дискуссия обнадеживают. Его участниками стали достойнейшие люди российской культуры. Вопреки всему хотелось бы верить, что они что-то смогут изменить и развернут в сторону культуры руководство страны.

Как бы то ни было, сегодня я проживаю лучшие свои годы, сегодня мы можем собраться, сделать фестиваль и пригласить на него музыкантов со всего мира. Сегодня я могу встретиться с губернаторами Центральной России, министром культуры и иметь с ними позитивный диалог. Я не могу сказать, что у нас все брошено. Есть явления, которые стоит оценивать как позитивные – вернувшийся статус конкурса Чайковского, новый уникальный концертный зал в Санкт-Петербурге, МДМ в Москве и т.д.

Сегодня мы можем что-то решать, не оглядываясь на центр. Несмотря на тысячи проблем, мы можем быть вместе, приглашать выдающихся российских и зарубежных музыкантов – это чудо. Это настоящее чудо,
что каждый из российских городов, где проходит «Джазовая провинция», на время становится столицей джаза. Это и есть главная цель фестиваля. Люди в этих городах привыкли к тому, что осенью будет «Джазовая провинция» и ждут фестиваля. Это, я считаю, очень важно.

– Существует ли интерес к джазу среди молодых музыкантов?

– Несомненно, существует. На сегодняшний день возрастные категории слушателей джаза – от детей, юношества до самого зрелого возраста. Меня радует, что появляются десятки совершенно новых коллективов. Мне было бы странно, если бы эта музыка не нравилась новому поколению. Но все-таки, чтобы любить джаз, его надо знать и здесь просветительской работы недостаточно. Это не только касается джаза, но и классической музыки.

– В чем для вас главный источник творчества и где черпаете вдохновение?

– Сама жизнь – источник моего творчества. Вдохновение черпаю от природы, живописи, классической музыки, фольклора, коллег-музыкантов, поэтических строк, от близких мне людей – от самой жизни.

– Подготовка к очередной «Джазовой провинции» уже началась? Будут ли сюрпризы в этом году? 

– Я могу сказать, что обязательно будут новые имена, обязательно будут те, кто неоднократно бывал на фестивале и любим публикой. И без сюрпризов не обойдется.

Говорить о тех, с кем ведем переговоры сейчас, я думаю, не будет продуктивно, потому что, как показывает жизнь, от слов до дела проходит длинный путь, да и сама организация мероприятия довольно сложна. Думаю, что за 45 дней до фестиваля мы традиционно будем знать все имена и надеюсь, что мы не разочаруем тех, кто ждет фестиваль.

Я хочу поздравить воронежцев с тем, что благодаря усилиям энтузиастов и, в первую очередь, Александра Лукинова, в городе, помимо «Джазовой провинции», регулярно проходят джазовые концерты и я рад участвовать в очередном из них. Мы с Николаем будем играть 27 апреля в книжном клубе «Петровский».

Воронежский городской портал 36on.ru

Текст: Ботнева Анна

Постоянная ссылка