Российский музыкант, специализирующийся на исполнении народной музыки.

Выступает как солист (вокал, народные инструменты), а также работает в различных ансамблях (Волковтрио, Moscow Art Trio). Сотрудничает с Инной Желанной, Леонидом Фёдоровым, Дживаном Гаспаряном и другими. Известен также как собиратель и аранжировщик русских народных песен. Окончил Московскую консерваторию по классу кларнета в 1981 году. С 1987 года вёл радиопередачу о русской народной музыке, а в 1991 году стал ведущим телепередачи «Мировая деревня». Опыт Сергея Николаевича в качестве телеведущего был продолжен в 2006-м году передачей «Странствия музыканта» на ТК «Культура».

Сергей Старостин: «Пел я с детства, попал в московскую капеллу мальчиков. Как-то пришел педагог по кларнету, выстроил всех, сказал: откройте рты. У меня оказались два передних резца очень подходящими для кларнета. К сожалению — или к счастью, — мне в жизни легко давались многие вещи. Короче говоря, худо-бедно я поступил в Консерваторию. После первого курса моя знакомая (нынешняя супруга), тогда — студентка, тоже первый курс, но теоретик, сказала мне: у нас летом будет фольклорная практика, не хочешь ли поехать, магнитофоны таскать… У них одни девочки на курсе. Я и поехал. То есть действительно магнитофоны таскал, а они — собирали… В Рязанской области в деревне зашли к какой-то бабушке, она нас усадила, напоила чаем и начала петь. Во-первых, я никогда не слышал подобного тембра — натурального, этнического, фольклорного, во-вторых. был поражен тем, что, не имея образования, человек может петь настолько убедительно, что у меня не возникало никаких вопросов… В течение последующих четырех курсов я постоянно посещал фольклорный ансамбль при Консерватории, а после армии вернулся в Консерваторию -работать. Ездил по два с половиной месяца подряд, очень много наработал в тот период. Стал искать традиционные духовые инструменты. Уже в ту пору это была редкость. Но мне везло: находил. Я из забвения вытащил тверской рожок, на котором сегодня играю, появились калюки — обертоновая флейта, гусли, масса других инструментов. Постепенно я стал обрастать инструментами — и это искало выхода.»

На одном из фестивалей дружбы между СССР и ГДР Старостина поселили вместе с Михаилом Альпериным и Аркадием Шилклопером. Они заинтересовались друг другом.

Сергей Старостин:«Мы решили встретиться в Москве. Встретились. И я был в некотором ужасе. Меня возвращали в сферу темперированной музыки, от чего я отвык. Первое время, когда пел, не попадал с роялем абсолютно, это была катастрофа. Но каким-то чудом он это все терпел… Значит, действительно во что-то верил, чего-то ждал. Сначала мы отметились на первом Московском джазовом фестивале. Сыграли полчаса — никакого эффекта. Но мы поняли, что идем правильной дорогой, и после этого поехали на первый фестиваль за границу, в Норвегию. По словам прессы, наше выступление было тихой сенсацией. Кстати, тогда же Гарбарек выступал с норвежским саамским певцом. Он вышел, как и я, в этническом костюме, пел все эти свои «йойки» (саамский способ вокального звукоизвлечения), а Гарбарек подыгрывал ему на саксофоне. И это было попадание в одну точку, хотя шли мы разными путями.” После этого и началась карьера «Московского художественного трио». Трио, в котором столкнулись три музыкальных начала — классическое (Шилклопер долгое время играл в оркестре Большого театра), джазовое и фольклорное, в котором начала эти дополняли друг друга, создавая некий общий музыкальный праязык. Их дебютный альбом — та самая «Молитва» — был переиздан в Германии и Франции, вышло еще несколько дисков, они выступили практически на всех основных джазовых фестивалях в Европе… В чем же дело, неужто то, что они играют, так нужно миру? Ответ на этот вопрос очевиден: нужно. И даже не тому миру, о котором мечтает ныне живущий в норвежских фьордах Альперин, в котором «молдавские свадебные музыканты в кожаных „косухах“ играют сонату Бетховена», а нашему, сегодняшнему — неправильному, искалеченному и перевернутому. Правда, в России трио почти не выступает. У каждого из участников трио есть и свои проекты. Сергей Старостин: «Мне хочется петь. И это желание постоянно во что-то выливается. Впрочем, я так или иначе пытаюсь реализовать себя с другими людьми, вот как с питерским контрабасистом Володей Волковым. У нас тоже трио: Шилклопер, Волков и я. И когда приезжаю в Питер, там свои вокальные амбиции реализую. Петь-то хочется!»

Петь ему хочется всегда.

По материалам портала “Джаз.ру”