Уникальный пианист, который создает музыку из джаза, классики и фольклора

Известный джазовый пианист, лауреат премии Эдварда Грига, артист фирмы грамзаписи ECM. Он — один из немногих музыкантов, которому удалось сделать успешную карьеру в области джаза как на европейской, так и на мировой сцене. На сегодняшний день Альперин является профессором академии музыки в Норвегии, активно гастролирует с концертными программами по различным городам и странам. В 2000 году пианист побывал в Москве, где предоставил любителям джазовой музыки свое творчество и незабываемое времяпровождение.

По мнению Михаила Альперина, музыка – это не жизненные описания музыкальных деятелей различных эпох, а тайна живых эмоций здесь и сейчас; это ближайшая дверь к человеческой чистоте и медитации. Музыка ожидает от нас духовной пробужденности и не требует интеллектуальной активности нашего
мозга.

Михаил Альперин приводит слова Глена Гульда, чтобы точно выразить разделение творчества на объективное (рождается из пустоты) и субъективное (представляет на 99% то творчество, которое мы слышим и видим вокруг нас).

Особое влияние на творчество джазового пианиста оказал Ян Гарбарек, который в значительной степени изменил отношение к саксофону в мире
современного джаза. Так, Михаил Альперин говорил, что многие музыканты прониклись творчеством этого уникального саксофониста, в том числе и он сам. Впоследствии, Альперин вспоминал, что тянулся к неторопливости и взрывоопасной тишине, подобной творческим экспериментам Гарбарека, в Молдове и Москве.

Известный американский композитор и тромбонист, Джордж Рассел, говорил, что ему нравится норвежская джазовая музыка, потому что норвежские джазмены могут не только посылать звуки далеко в горы, но и терпеливо ждать, когда они вернуться обратно. В 1993 году Михаил Альперин переехал в Осло, где преподает в Академии музыки в качестве профессора, что позволяет ему  дышать такими паузами севера и понимать вышеприведенную мысль американского композитора.

Михаил Альперин:”На протяжении всей моей жизни я имел ощущение, что кто-то наблюдает за мной. Я не верю, что наша жизнь основана на совпадениях. Мой опыт болезни и Божественного убедили меня, что у Бога есть план для нас. Это прекрасный план, с большой свободой в рамках четкой структуры».