Киреев Олег, саксофон

Гречищев Евгений, фортепиано

Васильев Сергей, контрабас

Федотов Артем – барабаны

Олег Киреев – из тех музыкантов, чья любовь к мейнстриму рождалась ещё в годы его относительного упадка, когда в мире считалось правильным экспериментировать с этникой, джаз-роком или электроникой. Олег создавал свои первые мейнстрим-проекты, не упуская из виду эти современные тенденции, и во многом именно поэтому западная пресса называет саксофониста «революционным»; однако то, что на первый взгляд производит впечатление революции – на самом деле последовательное развитие идей, берущих своё начало именно в классическом джазе. 

Первый полноценный период мейнстрима в творчестве Олега Киреева начался на рубеже 80-х и 90-х, когда он, добившись в СССР признания с этно-джазовой группой «Орлан», перебрался на несколько лет в Польшу и сконцентрировался на современном джазе. 

В 1996-м квартет Киреева получает диплом «За выдающееся выступление» на фестивале в Монтрё (!), а вскоре после этого выходит записанный в Польше альбом «Song For Sonny», записанное при участии пианиста Иоахима Менцеля. Эта работа открывает для Киреева новую страну – Великобританию. Показанная в 1997-м на Бирмингемском джаз-фестивале программа альбома приводит к тому, что его называют «сюрпризом» и «экстраординарным тенористом». 

Киреев не боится экспериментировать в классическом джазе с малыми составами: крайне интересен, например, его дуэт с известным гитаристом Александром Виницким. Олег Киреев собирает вокруг себя ведущих российских специалистов по музыке времён расцвета джаза, время от времени обновляя коллектив за счёт «молодых львов» – музыкантов нового поколения, имеющих блестящую школу американского образца, охотно приглашая гостей, исполняя как стандарты, так и авторскую музыку. Параллельно развиваемые проекты в области этнического джаза, world music, smooth jazz’а позволяют ему оставаться на виду у самой разнообразной аудитории. Он играет на совершенно разных сценах, в совершенно разных странах, исполняет оригинальную музыку в совершенно разных стилях (от классического джаза до world music) – и при этом никогда не изменяет себе, не позволяя искусству превратиться в коммерцию. «Невероятно добротный, мягкий, полный воодушевления, стильный и высококлассный» – так говорят о звуке его саксофона американцы. «Энергетика – коллекционная. Гибкость – поразительная. Эрудиция – широчайшая» – так говорят русские.